Фабрика миллионеров Instagram

Фабрика миллионеров Instagram

Если кто-то и может назвать себя большим знатоком социальной сети Instagram, то точно не я. Общие механизмы для меня очевидны, но детали явно скрыты от обычного пользователя. Те, кто развивался с 2010 года вместе с этой сетью, уже миллионеры. Неожиданно появляются новички, резко набирающие популярность. Некоторые из них – подопечные продюсерского центра Петра Плоскова. По случайному стечению обстоятельств я встретилась с Петром в московском баре «для обычных людей».

 

Соня: Наверняка, Вы изучили все доступные источники обо мне, также как я о Вас.

Пётр: Да, у меня была короткая информационная справка, чем Вы занимаетесь. Я же «инстаграмер», мне хватает взгляда на Instagram человека, чтобы понять, кто передо мной.

 

Соня: А давайте про Instagram чуть позже, кроме него есть много вещей, о которых я хочу с Вами пообщаться. Достаточно, что этот ресурс «съедает» каждый день по 2 часа личного времени.

Пётр: Это у Вас по 2 часа, а у нас это «съедает» всю нашу жизнь. К примеру, я вчера наткнулся на аккаунт glamour.ru, и мне хотелось бы поговорить с Ирой Толкие, главредом он-лайн издания. Они берут хороший материал для YouTube, затем режут видео, чтобы разместить в Instagram. Но так это, к сожалению, не работает. Glamour молодцы, я их обожаю, поэтому мониторил их Instagram-аккаунт для своих мастер-классов, чтобы привести в качестве примера «как надо», но нет предела совершенству, и можно было бы их Instagram-аккаунт сделать еще сильнее.

 

Соня: Фактически, Вы предпочитаете работать с многоплановыми творческими людьми и проектами.

Пётр: Да. У меня сейчас порядка 30 подопечных: актеры, блогеры и Маша Миногарова, так как она уникальна, и я не могу отнести её ни к одной из этих групп.

 

Соня: Даже есть фотографы, с которыми Вы начали сотрудничать.

Пётр: Нет-нет, они в первую очередь блогеры, которые могут быть профессиональными фотографами и видеографами. Например, Ваня Биркус и Ангела Николау — это руферы международного уровня. Они единственная пара в мире, которая покоряет вершины самых высоких зданий мира: Пекина, Шанхая, Дубая, Москвы и других городов. Это очень рискованно. Естественно, они обязаны профессионально обращаться с фото- и видеотехникой, чтобы не упустить момент или просто не попасть в опасную ситуацию. Но есть Артем Хохоликов, он был фотографом, но стал теперь уже известным блогером.

 

Соня: Сразу вопрос от моих подписчиков. Вы работаете со звездами, а простым людям рассказываете, как продвигаться. Не является ли это несправедливым и неправильным? У звёзд другие ресурсы, огромный творческий потенциал, медийная поддержка. А тут пришел простой дизайнер, или художник «с улицы», а вы ему рассказываете, как раскрутиться, что нужно сделать. Это же несравнимые вещи.

Пётр: Это самый частый вопрос. Все люди, с которыми я работаю, когда-то были неизвестными. И в этом причина моего успеха. Мария Миногарова, Саша Хоменко, Наталья Ящук и многие другие мои подопечные. С Настасьей мы работаем уже больше 5 лет. Естественно, что тогда ещё никто не знал, кто такая Настасья Самбурская.

 

Соня: Но она снималась в “Универе”?

Пётр: В “Универе” снимались и другие актеры. Есть огромное количество проектов, которые запускает канал ТНТ, СТС, Пятница, но почему-то с большинство из этих актеров и ведущих не становятся популярными и не набирают миллионную аудиторию в Instagram.

 

Соня: Так в чем же секрет продюсера Петра Плоскова?

Пётр: Секрет — у меня хорошая интуиция, давайте скажем так.

Плосков и Цезарь

Соня: Хорошо. Вы сделали выбор. А как дальше идет процесс работы?

Пётр: Например, один из последних блогеров, которого мы подписали, — это Наташа Ящук. Мы подписались с ней в июне этого года, сейчас у нее до 3,5 миллиона просмотров и 1,3 миллиона подписчиков. Июль, август, сентябрь, октябрь — найдите мне человека, который сделает это за 5 месяцев.

 

Соня: Сразу хочется спросить, какими механизмами вы пользуетесь, чтобы получать такие подписки?

Пётр: У меня с собой ноутбук и я могу начать вам рассказывать. Но это уже персональный тренинг, обычно он не бесплатный (смеется).

 

Соня: Неоднократно слышала и читала, чтобы раскрутиться, необходимо накрутить подписчиков.

Пётр: Эти люди в этом просто не разбираются. Каждая моя лекция заканчивается словами: никогда, ни при каких условиях, не покупайте подписчиков! Могу даже показать слайд в презентации.

Слайд из презентации Петра Плоскова

Соня: Ну, это общий меседж…

Пётр: Это называется презентация. В презентации кратко объясняют, что и почему. Почему никогда не покупать подписчиков? В первую очередь, потому что это обман, во-вторых, это самообман.

 

Соня: Возможно, еще из-за механики самого Instagram…

Пётр: Тут никакой механики нет. Instagram часто чистит купленных подписчиков, блокирует и так далее. Честно говоря, я не знаю, как это происходит. Все ведь надо проходить на практике. У меня практики не было, учитывая тот факт, что я никогда в жизни не проплачивал и не покупал ни один просмотр, комментарий или подписчика. И это легко проверить.

 

Соня: Да, я проверяла, все ровненько идет, без всплесков. Я подумала: «либо они это делают каждый день, но это такая заморочка…»

Пётр: На самом деле, мне говорят, например: «Вот известная девочка-модель, у нее два миллиона подписчиков». А пройдите с ней по улице в Москве, и никогда к ней не подойдут за селфи. Когда у меня Хоменки, которые стали популярными за несколько месяцев, выходят на улицу, их просто облепляют ребята, которым нравится их контент. Несколько раз подходили люди за 50… Мы немного в шоке, но рады, конечно.

 

Соня: На мой взгляд, миллионные цифры могут быть только у медийных людей.

Пётр: В первую очередь, конечно, это проверка. Почему нельзя покупать подписчиков? Вы никогда точно не поймете, в каком направлении вам двигаться, пока не сделаете это с нуля. Пока не будет прыжка с нуля, вы не поймете сами эту тонкую грань, куда идти дальше. И вот этот самый главный прыжок мы с каждым человеком проходим в разные периоды. У меня есть Саша Хоменко, с которым мы работаем 2 года. У него этот «прыжок» проходил два года в первую очередь из-за занятости. Потому, что он работал на каналах “Ю” и “Муз-ТВ”, у него было несколько программ, и занятость 24/7. Как только он ушел с каналов, у него происходит прогресс, и он делает этот прыжок. У него сейчас 700 тысяч подписчиков и до 2,5 млн. просмотров. Есть один из моих любимых подопечных, очень талантливый Слава Дубинин, у него сейчас 46 тысяч подписчиков, и этот прыжок мы еще не совершили. И может пройти месяц, два, год, три… Но мы готовим разные и интересные проекты, пробуем разные форматы как в Instagram, так и на YouTube.

 

Соня: Почему такая разница в подписчиках?

Пётр: Давай на примере он-лайн СМИ. Давай возьмем, например, сайты, ориентированные в большей степени на женскую аудиторию: lady.mail.ru, hello.ru и buro247.ru. У них совершенно разные показатели посетителей и просмотров (перечисление от большего к меньшему). Но это же разный таргетинг, разная целевая аудитория. В Instagram происходит то же самое. Мы видим Иду Галич, которая работает с широкой аудиторией и мы видим Машу Миногарову, которая занимает узкую нишу (как Бюро 24/7 или Wonderzine), для своих, для тех, кто в теме, в тусовке, кто понимает в современной музыке, в моде, в трендах. У меня есть девочка Карина Нигай, она именно фэшн-блогер. Чем отличается от Маши? Карина, рассказывает о luxury сегменте самых известных марок (Gucci, Valentino и т.д.), покупает эти бренды и комбинирует это с масс-маркетом, рассказывает о том, что модно сегодня на своем примере на канале YouTube и в Instagram. И это два разных направления: создавать тренды и рассказывать о том, что происходит на рынке моды.

 

Соня: Насколько вы отслеживаете или ставите изначально ключевые показатели эффективности своей работы? Какие ставите себе цели, и что потом проверяете?

Пётр: Я тогда в двух словах сейчас объясню, откуда вообще Петя Плосков пришел, откуда он взялся. Первое моё образование — дипломатия и международные отношения в Тюмени. Я работал в правительстве Тюменской области, потом уехал в Сербию и там работал на благо двух стран.

 

Соня: И там же учились в Британской международной школе…

Пётр: Вижу, что вы готовились, очень приятно. Это была Британская школа управления бизнесом. Соответственно, я взял полноценную школу гуманитария с практикой и взял школу бизнеса. И после второго высшего попал в Москву, в швейцарский холдинг «Асстра», где мне дали в управление 23 филиала в 13 странах на должности директора по маркетингу. В этот момент все параллельно и начало происходить.

 

Соня: Представляю, как Вы параллельно начали с нуля. Мне это с sotrue.fashion очень знакомо. Никто тебя не знает, не готов разговаривать.

Пётр: Именно. В первое время двери закрывали перед нами все: СМИ (совершенно любые издания), кастинг-директора, и я уже не говорю про рекламу, естественно. Мы даже туда не лезли. Мы поняли, что надо делать свое «средство массовой информации». Тогда была создана группа в Вконтакте, и мы начали её развивать. Группа вошла в топ-3 по популярности, среди всех певцов и актеров сети Вконтакте. Рядом с нами были Лазарев и Гагарина. Третьими были мы. Почему? Потому что мы выходили в прямые эфиры, мы делали автограф-встречи, мы были рядом. Среди актеров такой случай был первым.

 

Соня: Боюсь заикнуться про слово “бюджет”. По своему проекту я веду бюджет и понимаю, что большей частью, это инвестиции, которые в определенный момент начинают резко окупаться.

Пётр: Большей частью — это сейчас. Сейчас у меня пошли какие-то деньги. Но в начале-то — нет. И все эти ребята, которые сейчас популярны в Instagram, особенно первые ребята, это же ноль затрат. Мы никогда никому не платили, ничего ни у кого не просили…

 

Соня: Ну, подождите. Если уж в детали вдаваться, фотограф, например, стоит денег…

Пётр: Я был фотографом, видеографом, монтажером, и даже написал сайт Настасьи, своими руками. Я все делал сам. Настастья всё делала сама. Все своими руками. На тот момент, во-первых, было, конечно, легче выделиться. Во-вторых, и самое главное — мы делали все наоборот. Это социальные сети. А что касается Instagram, большинство предположили, что попали в глянцевый журнал с отфотошопленными фотографиями: «Это вот идеальная Я, у меня есть муж, красивые дети, машина и так далее». Но даже по названию «социальная» сеть понятно, что это про общение, даже про вуайеризм, в какой-то степени, наблюдение за человеком в его естественной среде обитания. Ну не могла какая-нибудь модель или актриса проснуться и ненакрашенная обратиться к своей аудитории. А Настасья могла. Хотелось бы обратить внимание, что всё, что делают мои ребята, они делают сами, я только направляю.

Петр Плосков

Соня: Откуда такая творческая энергия? В детстве много развивались творчески?

Пётр: Музыкальная школа, пианино. Профессионально — спортивные бальные танцы, 8 лет. Я учился в гимназии №1, город Тюмень. Меня выдвигали на все возможные конкурсы от гимназии. Было всегда очень много творчества: я ходил в театральную студию, на рисование, английский, даже боксом занимался и карате. Да, это просто разностороннее развитие. Спасибо родителям! Любой ребенок должен развиваться в разных направлениях, и в спорте, и в творчестве. Бальные танцы, например, занимали у меня по 3 часа в день, ежедневно. Мы готовились к соревнованиям, я занимал какие-то места. В Тюмени самая сильная школа бального танца в России.

 

Соня: У меня был заготовлен вопрос — расскажите про свой любимый город. Вы опередили.

Пётр: Тюмень обожаю. Я там родился. Там провел свое детство. Сибиряк я, в общем.

 

Соня: Вы недавно голодали в проекте, который снимался в Тюмени…

Пётр: Да, да. Я ради Тюмени на многое готов. Наверное, из-за того, что знаю, какие там теплые люди, как они умеют работать, горят своим делом.

 

Соня: Есть люди, на которых Вы равняетесь, за чьей судьбой следите, кто для вас пример…

Пётр: Николай Картозия…

 

Соня: Да, расскажите, почему именно он. Хотя, я поклонница “Пятницы”, но расскажите почему?

Пётр: Именно Картозия? Во-первых, мне посчастливилось его знать, он невероятный профессионал, слежу за его деятельностью еще со времен НТВ. Умеет видеть за рамками. Телеканал “Пятница” ведь молодой, но в одночасье стал одним из самых обсуждаемых, сильнейших каналов, с контентом, который занимает свою нишу. Запустили “Орел и решка” — победа, “Ревизорро” — победа, “Пацанки” — снова выиграли. Он экспериментирует, не боится. Это говорит о том, что человек умеет рисковать, фантазировать, фонтанировать идеями, создавать что-то новое. Мне это тоже всё очень близко, сейчас у меня в запуске 8 проектов. Каждый из них для меня, это, конечно, очень дорого, у меня нет бюджетов канала, но ради эксперимента я делаю всё. И радуюсь, если «зашло».

 

Соня: Вы сказали «зашло». Что это за чувство? Это внутреннее чутье, когда вы вдруг поняли, что выстрелит. Или это понимание, основанное на цифрах?

Пётр: Подписчики наши главные судьи. Это раньше на телевидении можно было прокручивать какую-то певицу, заплатив за нее миллионы, считать, что она популярна. А по факту концерты не собирала… Все знают, что есть персонажи на нашей поп-сцене, которые покупают музыкальные премии (к ним тоже есть большие вопросы), а еще и ведут с собой проплаченую группу поддержки. Мы в этом плане честны — у нас по-другому, к счастью, нельзя.

 

Соня: Хочется посмотреть, кого же вы взяли сейчас с нуля. Я не была свидетелем, когда популярность большинства Ваших ребят взлетела. Интересно понаблюдать за тридцать первым, который пришел к Вам сейчас и будет расти на глазах.

Пётр: Я обожаю стикер-буки. Подумал, а почему бы не сделать то же самое, но с нашими артистами. Мы сейчас сделали стикер-буки c нашими ребятами в подарок нашим друзьям. И в конце есть стикер, на котором изображена тень человека. Уже заранее я сделал тень нового человека и написал русскими буквами вопрос “ху из некст?”, потому что мы, действительно, не можем остановиться.

 

Соня: Откуда берете людей, которые Вам помогают, какие критерии?

Пётр: Это люди из разных отраслей. Так получилось, что почти все — это те люди, с которыми так или иначе пересекался в жизни, по работе. Я знаю, что они ответственны, не сидят на месте, умеют фантазировать, сдают в срок, не зашорены, не подведут. Мы встречались с такой ситуацией, когда за нами и моими артистами следила желтая пресса. Мы должны друг другу очень доверять.

 

Соня: У вас толковый ассистент. Например, она сегодня утром мне написала: «А вы помните, что у нас встреча, подтверждаете?»

Пётр: Спасибо! Они делают то же самое, что делал я в свое время. И я люблю порядок.

 

Соня: Продолжим про людей, на которых вы равняетесь. Сабина Челнокова. Я не подписываюсь на закрытые аккаунты в Instagram, но в сети есть немного доступной информации о ней.

Пётр: Сабина — это моя связь с прошлым, дипломатией, чем я занимался раньше. Это невозможно объяснить, с ней нужно увидеться и пообщаться, чтобы понять. Я в России не встречал таких людей, это человек мира, столько информации получаешь от нее, что за 3-4 дня в книгах не прочтешь. Это человек дипломатии, истории, с ней очень интересно. Я каждый раз, как ошпаренный, несусь к ней на встречу, когда она в Москве, она много ездит по миру. Очень странно, я понимаю…

Соня Тру

Соня: Нет, это вообще не странно. Если честно, когда Карина Романова пригласила меня на Ваш мастер-класс в её лаборатории, я сомневалась. Вся эта история с Instagram: с накрутками и супер-продвижением, не внушала доверия. Нашла Ваш аккаунт, и неожиданно читаю абсолютно человеческие, нормальные вещи, появляется понятный для меня бизнесмен со схожими ценностями.

Пётр: Такая история из-за того, что в Instagram, в принципе, это возможно. Но это, к счастью, очень легко проверить и вывести людей на чистую воду.

 

Соня: У Вас просмотры реалистичные?

Пётр: Это легко читается. Вот продюсер с миллионом, у него 400 тысяч лайков, открываешь все 3,5 тысячи комментариев, и ни одного на русском. Теперь найдите хотя бы один комментарий такого плана, даже не по теме: «блин, да вы такие крутые, а я вот был у вас на встрече…» Это же все видно, нельзя такое купить. Посмотрите еще, кто есть на Видфесте. Там все видно, когда ты зовешь людей прийти на встречу с блогерами. Мы «перебиваем» YouTube-блогеров. А теперь попробуйте позвать модель с двумя миллионами подписчиками и большими губами, и посмотрите, будет ли там хоть один человек? Конечно, нет. Мы все внутри всё знаем, мы понимаем, кого можно звать, кто настоящий, а кто накрученный. Вы можете прийти к нам на премию, например, и посмотреть сами. Я член жюри NeForum Awards — премии блогеров Рунета: я, Андрей Малахов, главный редактор Marie Claire, главный редактор glamour.ru …

 

Соня: Интересно, почему Вы так быстро согласились дать мне интервью?

Пётр: Потому что, наверное, я очень люблю BNS. Когда ко мне приходит какая-то заявка, я пробиваю всю информацию. Я помню, что те бренды, которые представила группа, мне были нужны в России. Я много лет жил за рубежом. Были периоды, когда я жил в Штатах, в Англии. И вот, когда бренды Calvin Klein, Topman стали приходить в Россию, мне нужно было посмотреть, кто тот молодец, который это делает. Спасибо вам огромное люди, спасибо!

Финал интервью с Петром Плосковым

Соня: Допустим, я молодой дизайнер, который хочет сделать себе красивую пиар-историю, продвинуться. Чтобы Вы мне порекомендовали, с чего начать, 3-5 основных советов.

Пётр: Такая история, что все, что делаю я, идет через личность. То есть, когда меня просят дать общие советы, я, конечно, даю их на мастер-классах, рассказываю общие тенденции. Но даже среди моих тридцати ребят, у меня нет единой политики, единого понимания, как должно быть.

 

Соня: Это в продолжение эффективности и бюджета? Что нет универсальности, только пластичность?

Пётр: Надо целевую аудиторию смотреть, продукт смотреть, надо понимать, куда мне лезть. Если это талант из разряда Терехов, Рубчинский — это одно дело, если это просто шоу-рум для мелкого предпринимателя — это совершенно другое. Я не могу даже сравнить эти истории, как я не могу сравнить любого из своих подопечных. Это невозможно. Может быть больше интересен дизайнер, чем сам дизайн, или может быть, своя история. Все зависит от персоны. Самое главное, что если бы я взял себе кого-то похожего с кем-то, то это был бы еще и внутренний конфликт. Проблема на пробах, на кастинге, для журнала, они все должны быть разными. Все должны как камни в короне, переливаться разными цветами. А если у нас будет внутренний конфликт, не будет семьи, а это уже будет не Ploskov Production.

2 комментария
    1. Анна, добрый день. Спасибо большое. Приятно получить комментарий. С Новым годом!
      Соня.

Отставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *