Александр Васильев и детская мода

Александр Васильев и детская мода

Статья, которую Вы читаете, была написана в 2011 году. Это была первая попытка «Сониной писанины», как нежно называет мое нынешнее творчество муж. На тот момент литературный порыв менеджера среднего звена был совершенно не актуален для официальных изданий, несмотря на то, что я запросила у Александра Васильева разрешение на публикацию, и «маэстро дал добро». Сейчас я выкладываю свои былые опусы на свой же сайт.

Несколько месяцев назад компания, где я работала, проводила презентацию новой коллекции одежды. Центром мероприятия было модное дефиле, после которого партнеры пристально изучали каждую модель и планировали закупку на сезон. В финале, как обычно, всех ждал праздничный ужин и сюрприз для вдохновения. Тренинги-обучалки проводили уже много раз, с телезвёздами также сотрудничали. На этот раз решили пойти на компромисс. Пригласили Александра Васильева поведать об истории детской моды. Хотели взбодрить и вдохновить наших партнеров, но не ожидали, что тряхнет так сильно.

Шок наступил после показа первых слайдов с изображением африканских детей, на кожу которых наносили шрамы в виде узоров или орнаментов.

— Скарификация, то есть нанесение шрамов, использовалась для обозначения социального статуса — пояснил историк моды.

Васильев рассказывал еще много интересного, иллюстрируя мысль уникальными диапозитивами картин с изображением детей разных эпох. А привычные иллюстрации экспонатов музея чередовались с фотографиями первых гинекологических кресел.

Критически окинув взглядом коллекцию детской одежды, Александр согласился прокомментировать комплекты на манекенах.

— Красивое платье, но почему бусы к нему из перламутрового пластика? Если говорить об исторической правде, то бусы должны быть коралловые! У истоков детской моды были именно коралловые бусы, так как считалось, что коралл защищает ребенка от инфекций, — резюмировал он.

К темному платью с кружевным черно-белым рисунком дизайнеры подобрали белые бусы. На мой взгляд, было уместно, но Александр хотел исторической правдивости.

— Посмотрите, вот это костюм маленького банкира, — таков был комментарий к одному из комплектов коллекции для мальчиков.

Мне и тогда было сложно согласиться. Банкиры, по-моему, одеваются иначе. На манекене была сорочка с фантазийным принтом и зауженные брюки с броскими подтяжками – выбор, скорее, творческих натур.

Знаете, что подкупало в Васильеве? Он не оставлял слушателей равнодушными. Хотелось общаться, парировать ему, рассуждать о правде и правильности стиля, о вкусе и безвкусии и о многом другом.

— Знаете, Софья, — сказал мне Александр после завершения официальной части, — нет в России в массовой продаже одежды русской, исторически верной. Сделайте русскую коллекцию.

— Но у нас есть коллекции, вдохновленные мотивами дымковской игрушки или гжели.

— Это не то, это китч, а нужен России именно национальный костюм. Можете сделать?

— Можем. Только, кто это купит? Не слишком-то популярны у нас русские народные темы в одежде. Не для рядового покупателя. Исторические мотивы в принтах — смелое предложение для ценителей, но чтобы сделать косоворотку … на массовом рынке. Не поймут. (Вы помните, что текст 2011 года – прим. автора)

Посмотреть на наших детей из какого-нибудь 17 века, и наверняка, одежда их покажется более чем странной. Новая эстетика масс двадцать первого столетия может удивлять, но в бизнесе идея проверяется рублем, ну или долларом.

Фотосессия с маэстро завершала этот сумасшедший день.

— Вы талантливы, — вот было последнее напутствие мне от Александра Васильева. Остается только гадать, к чему это, и как этим распорядиться.

Одна же из девушек-дизайнеров погрустнела после встречи. Позднее выяснилось, что она всерьез задумалась о проблеме выбора места жительства. Так впечатлило её мнение Александра о состоянии дел в России и на Западе.

Такой вот источник вдохновения.

Отставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *